Подход к кризису со стороны человеческой природы. Убедительно.

Роберт Шиллер, профессор экономики Йельского университета и сооснователь и главный экономист MacroMarkets. Его книга «Жизнерадостность: как психология людей влияет на экономику и что это значит для мирового капитализма» вышла в свет в феврале 2009. Ведомости


Кризис доверия: Человек иррациональныйЖена великого экономиста Джона Кейнса Лидия Лопухова была русской балериной. Благодаря родне со стороны жены Кейнс был наслышан об ужасах жизни в худшей из социалистических экономик. Знал он, конечно, и о том, с какими трудностями сопряжена жизнь в условиях нерегулируемого капитализма. Этот опыт и подтолкнул Кейнса к поискам компромиссного пути развития экономики. «Третий путь» Кейнса был призван помочь избежать безработицы, паники и эксцессов капитализма. Но он должен был не допустить и появления жесткого контроля над экономической и политической жизнью по советскому образцу. «Общая теория занятости, процента и денег», созданная во время Великой депрессии, стала самой важной экономической книгой ХХ в. благодаря своему здравому и сбалансированному подходу.

Во времена высокого уровня безработицы кредитоспособные правительства должны стимулировать спрос путем превышения расходов над доходами. В периоды низкого уровня безработицы правительство может платить накопившиеся долги. Благодаря этим, казалось бы, не слишком революционным мерам капиталистическая система может сгладить естественную цикличность экономических процессов. И тогда в радикальном пересмотре капиталистического устройства не будет необходимости. Сторонникам Кейнса так хотелось воплотить в жизнь эту простую логику по обе стороны Атлантики, что они не заметили — или умышленно оставили без внимания — то, что в «Общей теории» содержится куда более глубокое и фундаментальное обоснование того, как работает капиталистическая система.

Ключ к мысли Кейнса — та роль, которую он отводил психологическим мотивам человеческих действий. Макроэкономисты обычно не обращают на них внимания. Кейнс полагал, что решимость брать на себя риск появляется у человека не благодаря трезвому расчету, а благодаря эйфории или «радости бытия» (animal spirits, joie de vivre). Расчеты бизнесменов очень приблизительны, доказывал он: «Наши познания о факторах, которые через 10 лет будут определять доход от вложения в строительство железной дороги, практически ничего не стоят». Несмотря на это, люди каким-то образом все равно принимают решения. Это можно объяснить только иррациональным оптимизмом, радостью бытия.

Кризис доверия: Человек иррациональныйДжордж Акерлоф и я в книге «Жизнерадостность» (Animal Spirits, Princeton, 2009) продолжаем логику рассуждений Кейнса, используя достижения современных исследований в области бихевиористской (поведенческой) экономики и психологии. Социальные психологи, особенно Роджер Шенк и Роберт Абельсон, продемонстировали, что экономическое поведение людей в значительной степени основано на имеющих отношение к экономике историях и легендах, которыми люди делятся друг с другом. Эти «сказки» могут оказаться весомее рациональных расчетов. Так было и с интернет-пузырем, выросшим благодаря завистливым рассказам о молодых миллионерах. Так было и с удачливыми инвестбанкирами в середине 2000-х. Мы попали в экономический и финансовый кризис во многом из-за неверной экономической теории, которая не признавала психологических особенностей человеческого поведения. Классическая теория гласит, что люди заключают только те сделки, которые считают выгодными. Имея дело с финансовыми рынками, они тщательно исследуют предмет своей покупки, чтобы выяснить, стоит ли он запрашиваемых денег.

Эта теория пренебрегает тем, что люди бывают излишне доверчивы, что ради выгоды капитализм может производить не только нужное, но и то, что только кажется таковым. Мораль такова. С одной стороны, Адам Смит все-таки был в целом прав: по большей части капитализм производит действительно нужное нам по цене, которую мы можем и хотим платить. С другой стороны, когда уровень доверия зашкаливает, люди начинают покупать луковицы тюльпанов, лекарства от всех болезней и участки на Луне. Когда правда выходит наружу — а это неизбежно, — доверие улетучивается, а рост экономики останавливается.

Задача государства — следить, чтобы такого не происходило. Во-первых, стандартизация наших финансовых активов имеет такой же смысл, как введение стандартов для пищевых продуктов или лекарств. Но мы не хотим выплеснуть вместе с водой и ребенка. Задача правительства — следить, чтобы тот, кто может и хочет производить то, что остальные желают покупать, мог это делать. Роль правительства, в распоряжении которого фискальные и монетарные рычаги, заключается в том, чтобы добиваться полной занятости. Принципы подобной экономики отличаются от принципов социалистической экономики. В данном случае государство прилагает максимальные усилия только для того, чтобы создать благоприятные для экономики макроэкономические условия.

Задача правительства — обеспечить «умное laisser faire» (невмешательство). Это не ультралиберальный капитализм, который рекомендуется современной экономической теорией и, кажется, со времен Тэтчер и Рейгана стал евангелием для тех, кто занимается экономическим планированием. Это нечто среднее между взглядами тех, кто опасается безработицы, и тех, кто верит, что государство вообще не должно вмешиваться в экономику.